DONLOM.RU

    ТЕЛЕФОН: +7 (863) 210-08-51 ( доп 177); 292-33-06 (факс)            ENG

 

презентационный ролик компании

news

Российский и мировой рынок стали — итоги недели (5-12 марта) 2017 г.

Печать PDF

 

Российский и мировой рынок стали — итоги недели (5-12 марта) 2017 г.

 

 

 На российском рынке стальной продукции последняя неделя прошла без каких-либо существенных изменений. В целом остались на прежнем уровне спотовые цены на прокат, да и металлурги, как правило, не вносили существенных коррективов в свою сбытовую политику. Однако возникает впечатление, что рынок приближается к некой поворотной точке. Причем, ситуация может измениться не только в России, но и в мире в целом.

 

 Для отечественных металлургов основным событием ближайших недель должно стать начало сезонного роста в строительной отрасли. Первые два месяца текущего года были крайне слабыми с точки зрения спроса. Из-за этого у ряда дистрибьюторских компаний возникали проблемы с избыточными складскими запасами и пополнением оборотного капитала. В начале марта существенных изменений к лучшему пока не произошло, но во второй половине текущего месяца либо, в крайнем случае, в начале апреля ожидается оживление. В связи с этим возникает вопрос: как это отразится на стоимости стальной продукции?

 

 

 С точки зрения многих потребителей, нынешние цены сильно завышены. Девальвационный шок для российского рынка стали оказался растянутым по времени и пришелся, главным образом, на 2016 год, когда колебания валютных курсов в основном завершились, а рубль, пройдя через крайнюю точку спада, начал медленно укрепляться. Но покупатель еще не успел свыкнуться с мыслью, что арматура теперь должна стоить дороже 30 тыс. руб. за т, а горячекатаный прокат — 40 тыс. руб. с НДС и выше. В прошлом году весенний скачок цен на стальную продукцию фактически сорвал «высокий сезон». Летом 2016 года существенного роста потребления как сортового, так и листового проката по сравнению с апрелем-маем не произошло. В этом году дороговизна стальной продукции может пригасить весенний подъем, тем более, что ситуация в российской экономике остается сложной.

 

 

 В начале марта Росстат неожиданно заявил о пересмотре данных об инвестициях в основной капитал. Теперь у него получилось, что по итогам прошедшего года этот показатель сократился всего на 0,9% по сравнению с 2015 годом, причем, в первом полугодии спад составил всего 0,6%, а затем снова увеличился во втором. Ранее утверждалось, что в первом полугодии 2016 года снижение капиталовложений составило 4,3%, а по итогам первых девяти месяцев — 2,3%.

 

 

 На первый взгляд, эта коррекция является благоприятным признаком — все, вроде бы, не так плохо, как казалось, но на самом деле радоваться нечему. Прежние цифры показывали отчетливую положительную динамику: да, пока снижаемся, но близка точка перелома с переходом к росту. Тем более, что на протяжении прошлого года действительно увеличивались инвестиции в сельское хозяйство и смежные отрасли, некоторые сектора химической промышленности и машиностроения. Сейчас обстановка выглядит так, словно экономика застыла в депрессии, и она таки действительно так выглядит!

 

 

 Отдельные «оазисы» процветания и «зоны роста», радовавшие в прошлом году, не привели к качественному скачку. Финансовые средства компаний слабо вкладываются в развитие а держатся на «черный день», который, судя по всему, по мнению многих отечественных предпринимателей, еще наступит. Бизнес дружно жалуется, причем, не без оснований, на повышенную фискальную нагрузку, бесконечные проверки и отсутствие перспектив. Сектора, в наибольшей части ориентированные на потребительский рынок, - жилищное строительство, розничная торговля и автомобилестроение — так и не вышли из спада. Причем, для строительного сектора текущий год может оказаться еще хуже прошлого, так как стартовавшие еще до кризиса проекты, в основном, завершены, а новых слишком мало и не становится больше.

 

 

 Обсуждение сценариев экономического роста на сочинском Российском инвестиционном форуме в конце февраля пока что привело только к одному заметному последствию. В Центробанке РФ наконец-то заговорили о возможном снижении ключевой ставки, которое может произойти даже уже на ближайшем заседании совета директоров 24 марта. Правда, глава департамента денежно-кредитной политики ЦБ Игорь Дмитриев, высказавший эту идею, поспешил разбавить ложку меда изрядной порцией дегтя. По его словам, ставки будут снижаться медленно и осторожно, прежде всего, чтобы закрепить низкий уровень инфляции. При этом в качестве одной из основных причин сохранения жесткой денежной политики он назвал высокие инфляционные ожидания населения, которое, мол, подспудно ждет повышения цен, из-за чего не откладывает сегодняшние покупки на завтра. И этот дополнительный спрос, по словам Дмитриева, якобы, разгоняет инфляцию.

 

 

 Пожалуй, все это напоминает бесконечную байку про курицу и яйцо. Если исходить из логики Центробанка, идеальным состоянием для российской экономики должно быть смиренное кладбище, ведь при отсутствии экономической активности инфляция точно будет равна нулю. Вообще, высокие темпы экономического роста и минимальная инфляция, похоже, могут быть совместимыми только в такой устойчивой экономике, где на протяжении нескольких лет подряд не меняются ставки и тарифы, где относительно постоянны цены на сырье, на потребительском рынке существует близкая к идеальной конкуренция, рост прибыли достигается путем не увеличения доходов, а снижения себестоимости, причем, при стабильном повышении зарплат и укреплении финансовых позиций государства.

 

 

 Отдельные элементы такой модели можно было найти в американской экономике 50-60-тых годов и даже в послевоенном СССР, «когда цены снижались», но в сегодняшнем мире это вряд ли достижимо. В западных странах, где инфляция близка к нулю, минимальны и темпы экономического роста, а в развивающихся странах национальную валюту могут оберегать от обесценения лишь специальные усилия государства в виде контроля над экономикой и сознательного отказа от повышения цен и тарифов.

 

 

 Да и вообще, минимальная инфляция — только одно из необходимых условий обеспечения устойчивого роста, тогда как достаточным для него является наличие расширяющегося спроса — внутри страны или за рубежом. В России же несырьевой экспорт увеличивается, но очень медленно, а внутренний рынок фактически приносится в жертву антиинфляционным миражам. Впрочем, здесь есть и объективная причина — в стране просто не хватает денег. Сверхдоходов от экспорта нефти больше нет, а прочие направления деятельности не дают такой высокой прибыли.

 

 

 Чтобы поднимать экономику в таких условиях, нужно проводить политику наибольшего благоприятствования частному бизнесу в виде низких процентных ставок, инвестиционных льгот, снижения административного и налогового давления, решительной борьбы с коррупцией, всесторонней поддержи высокотехнологичных отраслей и стимулирования роста зарплат в реальном секторе. Или, если нет возможности пойти на значительное уменьшение государственных расходов и нет желания увеличивать дефицит бюджета и государственный долг, инвестиционный подъем должно организовать государство.

 

 

 Красноречивым примером такой политики можно назвать Китай. На стартовавшей 5 марта сессии Всекитайского собрания народных представителей были озвучены впечатляющие суммы государственных инвестиций в национальную экономику. Так, в этом году на строительство автодорог, портов и каналов планируется направить $262 млрд., а на железнодорожное строительство - $116 млрд. При этом в прошлом году капиталовложения в инфраструктуру уже увеличились в Китае на 17% по сравнению с 2015 годом. Очевидно, эти проекты помогут поднять темпы экономического роста до 6,5% в условиях снижения китайского товарного экспорта и широкомасштабного выведения из эксплуатации избыточных производственных мощностей в ряде отраслей, включая металлургическую.

 

 

 Впрочем, китайцы принимают меры и для восстановления позиций на внешних рынках. Страна становится не только экспортером товаров, но и экспортером капитала. В этом году объем прямых иностранных инвестиций китайских компаний должен достигнуть $170 млрд., тогда как в саму КНР поступит из-за рубежа $126 млрд. А проекты китайских корпораций за рубежом — это, в первую очередь, новые заказы для китайских производителей промышленного оборудования.

 

 

 За счет этого «стимулированного» роста в Китае поддерживается повышенный спрос на стальную продукцию. Для наблюдателя извне обстановка на национальном рынке стали представляется шизофренической. Выплавка металла в стране растет несмотря на грозные постановления о закрытии невостребованных мощностей. В первые два месяца текущего года на 12,6% увеличился импорт железной руды. При этом резервы той же руды в портах в начале марта достигли рекордного значения, а складские запасы проката в крупнейших городах в конце февраля были наибольшими за три года.

 

 

 Тем не менее, китайская стальная продукция как-то находила применение внутри страны, благодаря чему Китай смог резко сократить экспорт стали. В феврале он составил всего 5,75 млн. т, что стало минимальным показателем с 2014 года, при отставании на 29,1% от прошлогоднего графика. В последний раз китайские внешние поставки так рушились в 2009 году!

 

 

 Сейчас бум на китайском рынке стали определяет условия по всему миру. И если год назад поворот китайских властей в сторону интенсивного стимулирования экономики за счет инвестиций обеспечил подъем на мировом рынке, то теперь продолжение этой политики удерживает его от спада. Высокий спрос на прокат обуславливает дефицит и дороговизну сырья для китайских металлургических компаний. Вследствие этого цены на национальном рынке в кои-то веки оказались выше, чем за рубежом. Производители, считая приоритетным внутренние поставки, вполне спокойно отнеслись к резкому сокращению экспорта, тем самым освободив место для металлургов из других стран — Индии, Ирана, Вьетнама и, само собой, России.

 

 

 Листовой прокат и заготовка отечественного производства пользуются спросом в странах Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии, что позволяет металлургам компенсировать относительную слабость внутреннего потребления и поддерживать относительно высокие цены на стальную продукцию в России. В марте этого года подешевел по сравнению с предыдущим месяцем только холоднокатаный прокат. Даже по поводу арматуры у некоторых производителей возникли вопросы.

 

 

 Однако такая благоприятная для российских экспортеров ситуация может измениться. В начале марта котировки на стальную продукцию в Китае, взлетевшие ранее на волне ажиотажного спроса и спекуляций, пошли на снижение. Подешевела железная руда. В то же время металлолом, наоборот, вырос. В результате китайские металлурги, ранее выставлявшие экспортные котировки по «внутреннему паритету», пошли на уступки. Китайские горячекатаные рулоны подешевели и во Вьетнаме практически сравнялись в цене с индийскими и российскими. Китайская заготовка и арматура пока еще дороже российской и турецкой, но разрыв между ними сужается, причем, с двух сторон. Между тем, если китайские компании вернутся на мировой рынок, конкуренция на нем резко усилится, что может привести к падению цен.

 

 

 От того, что будет происходить в ближайшее время в Китае, в значительной степени будет зависеть и движение котировок на прокат на отечественном рынке. Основная тенденция пока что направлена на стабилизацию либо небольшой рост с началом весеннего оживления в строительном секторе. Но в эти процессы могут вмешаться много новых факторов — возможное понижение ключевой ставки в России, наметившийся спад цен на нефть, риск спада в Китае и на мировом рынке стали. Пока все это труднопредсказуемо. Остается лишь отслеживать текущую обстановку, чтобы не пропустить нового поворота.

 

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»

 

 

 

 

 
Вы находитесь здесь: Главная НОВОСТИ Российский и мировой рынок стали — итоги недели (5-12 марта) 2017 г.